Wednesday, June 27, 2007

Процесс по делу об убийстве Тимура Качаравы - заседание 27 июня

27 июня судебное заседание по делу об убийстве Тимура Качаравы началось в 11.30. В начале сторона обвинения представила три ходатайства - во-первых, огласить фрагменты письма, посланного подсудимым Сергеем Панасковым из тюрьмы и изъятого в ходе следствия, а также огласить используемую неонацистами "инструкцию по уличному террору", распространяемую в интернете и то, как реагировали посетители националистических форумов в сети на убийство Тимура. Сторона защиты немедленно заявила, что все эти материалы не имеют отношения к их подзащитным. В итоге судья согласилась принять лишь первое ходатайство, а остальные отклонила, сказав что данные из интернета не являются доказательствами (что звучит довольно странно), и что нельзя доказать, видели подсудимые упоминаемые сайты или нет.

После этого было дано слово медицинскому эксперту - женщине, которая проводила
экспертизу одежды Максима Згибая и ножа, изъятого у обвиняемого Шабалина. И сторона обвинения, и сторона защиты задавали эксперту уточняющие вопросы о методике исследования ножа и нанесённых им повреждений - до тех пор, пока все неясности не были устранены. На одежде Максима (2 куртки, футболка, джинсы шапка) остались разрезы, нанесённые ножом. Однако наносились ли удары тем ножом, который фигурирует в деле, или нет - не ясно, такие же следообразующие признаки и ширина лезвия могли быть и у другого ножа, и весьма вероятно, что нападавшие использовали несколько ножей.

После этого были заслушаны показания свидетеля Д., который работал охранником (инспектором по контролю) в супермаркете "Буквоед" 13 ноября 2005 года. Д. стоял внутри магазина на главном входе и видел, как 4 человека напали на Тимура и Максима, а также слышал нецензурную брань. По его словам, он наблюдал драку не целиком, всего в течение 10-15 секунд, но видел, как Максима ударили по голове бутылкой, и как обоих избивали руками и ногами. Д. описал рост, одежду и внешность двоих неонацистов, однако опознать никого из них не смог. Он также сообщил, что за потерпевших пытался вступиться какой-то мужчина, однако нападавшие разбежались, причём один - в сторону Невского проспекта (и станции метро "Пощадь Восстания"), а остальные - в сторону БКЗ "Октябрьский".

Сторона защиты и следствие задали свидетелю ряд вопросов и выявили некоторые расхождения в показаниях, которые нам кажутся совершенно несущественными. После этого были оглашены данные следствия, полученные от петербургского метрополитена - у Шабалина была изъята магнитная карта, которая сработала на входе станции "Площадь Восстания" около 18 часов 40 минут 13 ноября 2005 года (то есть сразу после нападения на Тимура и Максима).

После этого были зачитаны фрагменты письма Сергея Панаскова, которое он послал своей знакомой из тюрьмы 28 апреля 2006 года и в котором он излагал своё отношение к предъявленному обвинению. Панасков писал, что увидел по телевизору сюжет о готовящейся амнистии, под которую у него якобы есть шанс попасть, если ему переквалифицируют обвинение со статей "убийство" (ст.105, 2) и "покушение на убийство" (ст. 30, 2) на "хулиганство" (ст. 213). (Панасков родился в 1988 году и мог попасть под амнистию как лицо, которому на момент совершения преступления не исполнилось 18 лет). Панасков также с радостью смотрел по телевидению сюжеты об убийствах неонацистами иностранных студентов и мигрантов и реагировал на это так: "такое чувство, что все хотят переплюнуть нас". Далее он отмечал, что движение скинхедов - это сила, а "молодёжь силу уважает", и поэтому пойдёт за ними и будет вместе с ними "бороться с системой" за будущее своё и своих детей.

После этого присяжным должны были быть показаны изъятые у подсудимых предметы с нацистской символикой, однако, по техническим причинам, они будут представлены только на следующем заседании - 4 июля. В этот день в суде начнут слушать доводы стороны защиты.

На заседании присутствовали 15 антифашистов и пара-тройка наци, журналистов замечено не было.

Текст составлен участниками антифашистской информационной группы
Контакты: +7 962 7138293
13november2005@gmail.com

ВНИМАНИЕ!
следующие заседания суда
11 июля, 13.00
13 июля, 13.00

Monday, June 25, 2007

Заседание суда 25 июня.

Суд, как обычно начался с более чем часовым опозданием. Со стороны защиты в зале присутствовало всего несколько человек, в т.ч. несколько девушек; ребят со стороны антифашистов было в несколько раз больше.

В начале заседания суду присяжных были продемонстрированы ксерокопии снимков положения тела Тимура Качаравы и ксерокопии снимков ранений с отметками судебно-медицинского эксперта. Был допрошен представитель бюро судебно-медицинской экспертизы, проводивший исседование тела Тимура и характер нанесенных ему ранений. Он еще раз подтвердил информацию о том, что в области шеи были обнаружены 6 ранений от 7 воздействий, причененных колюще-режущим предметом; ушибленные раны лица от воздействия 2 ударов тупым твердым предметом с ограниченной поверхностью, например бутылкой. Далее через проектор были продемонстрированы фотографии ран, нанесённых Тимуру, с пояснениями эксперта. Защиту интересовало, можно ли определить направление ударов ножом, в каком положении находился Качарава, и последовательность наносимых ударов, но экспертиза этого точно поянить не смогла. Однако, то, что на руках потерпевшего повреждений не было, подтвержает отсутствие сопротивления с его стороны и вероятность оглушения Тимура еще в начале нападения.

Далее выступил эксперт Назаров В.Ю., проводивший исследование одежды Качаравы и ножа, изъятого при обыске в квартире Шабалина. Он подтвердил, что удары колюще-режущим предметом были нанесены через одежду, и что нельзя исключить возможность нанесения ран ножом, изъятым у Шабалина. Также была представлени схема расположения куртки, свитера и футболки, через которые наносились удары. Количество ударов на теле и одежде совпадают, но локализация нет. В момент нападения одежда была смещена на потерпевшем вверх и слева направо и зафиксирована в таком положении и то, что именно она находилась на потерпевшем, не вызывает сомнения.

Экспертиза ножа и куртки, принадлежащей Шабалину, проводилась по 18 системам анализа. Складной нож по типу выкидного не имеет никаких отличительных особенностей. Длина и ширина клинка соответствует характеру ран, нанесенных потерпевшему. На клинке судебно-биологическая экспертиза выявила наличие следов крови, но установить генотип не удалось из-за ничтожно малого количества крови. При разборке ножа следы крови двух или более человек, но принадлежность её Тимуру Качараве и Максиму Згибаю исключается. Экпертиза так же определила, что обнаруженная кровь на куртке Шабалина, на 99,99999% принадлежит Тимуру и сомнений это не вызывает. Следов крови Згибая на куртке нет.

Далее обвинение зачитало заключение экспертизы одежды Максима Згибая. Были представлены фотографии повреждений куртки, рассказано об установленных повреждениях и установлено совпадение повреждений, что свидетельствует об одномоментности, совпадении по ориентации и локализации наносимых повреждений: 7 колюще-режущих повреждений куртки, 2 - на футболке, по одному на джемпере и джинсах. Возможность нанесения данных повреждений клинком представленного ножа не исключается, но также и другим подобным ножом.

После 15-минутного перерыва суду представили видео-запись с камеры наблюдения вестибюля станции метро Пл. Александра Невского 13 ноября 2005 года. Панасов, Ушаков, Ефремов, Жульев, Локтев, Московин, Головлёв были отмечены, проходящими через турнекеты на этой станции до и после предполагаемого нападения и своё присутствие на данной видео-записи подтвердили.

Следущее заседании состоится 27 июня в 11-00. Это будет последний день представления доказательств со стороны обвинения и 4 июля свои доказательства начнет представлять сторона защиты. Предполагается, что судебные заседания продлятся до конца июля.

Текст составлен участниками антифашистской информационной группы
Контакты: +7 962 713829313
13november2005@gmail.com

Wednesday, June 20, 2007

Заседание суда 20 июня

Сегодня были допрошены 3 свидетеля обвинения: Журиков, Васильев и Локоть. Все трое состояли в приятельских отношениях с некоторыми из обвиняемых и 13 ноября были вместе с напавшими на Тимура Качараву и Максима Згибая. Однако Журиков, Васильев и Локоть утверждают, что сами в нападении не участвовали и не знали даже о намерении своих товарищей напасть на «антифашистов».

В ходе слушания показаний свидетелей выяснилась приблизительно схожая картина. Журиков, Васильев и Локоть 13 ноября 2005 года решили прогуляться в центре города, где они встретили своих товарищей Ефремова, Головлева и Паноскова с группой неизвестных им лиц (приблизительно 7 чел.). По словам свидетелей, они вместе с группой молодых людей гуляли по городу в районе станций метро Гостиный Двор, Технологический Институт, Пушкинская, пл. Восстания. Свидетели утверждают, что шли вместе с молодыми людьми, но в разговоре не участвовали и не знали с какой целью и куда направляется группа. Около станции метро пл. Восстания Журиков отделился от компании и пошел к соседнему ларьку, тем временем все остальные, исчезли из поля зрения свидетелей. Затем Васильев и Локоть увидели своих товарищей на другой стороне Лиговского проспекта в районе магазина Буквоед и пошли к ним. По их словам, они услышали, как кто-то крикнул «Анти-антифа» и звук бьющегося стекла. Локоть утверждает, что «Анти-антифа» кричал Паносков, после чего тот, ударил в голову первого потерпевшего (Тимура Качараву), а затем побежал в сторону второго, также с намерением его (Максима Згибая) ударить, но Згибай оказал Паноскову сопротивление, выкинув в перед ногу. Далее свидетели утверждают, что толком не видели кто и кого бил, однако могут сказать, что нападавших было около 6-7 человек. Журиков, подошедший позже всех, говорит примерно тоже самое. Последнее, что видели свидетели на месте преступления – это лежащее без движения тело одной из жертв (Тимура Качаравы) рядом с которым сидел один из нападавших с рюкзачком на спине и делал что-то руками в районе грудной клетки жертвы (предположительно – снимал значки). Другая группа в размере 4-5 человек била ногами другую жертву (Максима Згибая), лежащую рядом. Затем группа нападавших побежала в сторону БКЗ Октябрьский, а потом к станции метро Пл. Ал. Невского. Свидетели также побежали с нападавшими. После нападения, по словам свидетелей, все разъехались по домам на метро.

Как утверждают свидетели, они не говорили с нападавшими о произошедшем и общались весь день 13 ноября исключительно своей компанией (Журиков, Локоть, Васильев), хоть и гуляли вместе со всеми и были приятелями с Ефремовым, Голавлевым и Понасковым.
В своих показаниях Журиков также сообщил, что не знает других лиц кроме Ефремова, Голавлева и Понаскова, гулявших с ними и нападавших у Буквоеда, но помнить, что среди них был человек по кличке Курэра и Ватруха.

Васильев уточнял, что у человека сидевшего на корточках у тела (Тимура Качаравы), и делавшего что-то руками, на спине был ранец, а на голове шапка. Также он утверждает, что среди нападавших заметил человека высокого роста, в синем пуховике с длинными рыжими волосами.

Локоть, характеризуя Понаскова, указал, что последний являлся так называемым «скинхедом», что выражалось в его манере одеваться и татуировках. Об убеждениях Понаскова Локоть затруднился ответить. Однако из вопроса обвинительной стороны выяснилось, что у следствия есть фотографии, где Локоть и Панасков сфотографированы с жестом нацистского приветствия (вздернутой вверх рукой).
Локоть также показал, что среди нападавших на Згибая и Качараву был человек по кличке Курэра (внешность которого Локоть не помнит).

Входе сегодняшнего слушания также были предъявлены некоторые вещественные доказательства, изъятые у обвиняемого в убийстве Шабалина при обыске 6.12.2005. Среди них: нож с остатками человеческой крови, окровавленная одежда, рисунки и надписи с нацисткой символикой и фашистским содержанием. Так была изъята тетрадь из 96 листов, принадлежавшая Шабалину, в которой были нарисованы свастики, кресты и солнца со свастиками, символика СС. Также в тетради были написаны обрывки текста с аллюзией на происшедшее 13 ноября
«Холодит руку сталь
И убить мне не жаль
Враг не выживет в схватке со мной
Он на снег упадёт
И всё кровью зальёт
Зажимая шею рукой <Фраза зачёркнута>»;
«Мои руки в крови
Но на них не смотри
Ты ведь знаешь прекрасно как тебя я люблю
Загляни мне в глаза
В них увидишь себя
Я тебя, никогда не оставлю одну
Холодит руку сталь
И убить мне не жаль
Я знаю ты поймёшь меня и простишь <Фраза зачеркнута>»
Перед врагом никогда не отступлю назад
Враг не выживет»;
Он затихнет упав
Нож войдёт плавно в горло
Перестанет быть больно
Враг живым от меня не уйдёт»

А также текст, начинающийся словами: «Открыв дверь, Reiner вышел на улицу…» и
заканчивающийся словами «…Ждём остальных и идём сказал Саня. Магал
спортивный и мы, разделившись на 3 группы двинулись на акцию» и записи
следующего содержания: («…Убить мне не жаль….Мои руки в крови…Он затихнет упав, нож войдет прямо в горло…»). А также профашистского содержания: «белая кожа, арийская кровь… Ты нацист, ты солдат… Арийский рассвет» и т.д. и т.п. Все это обрамлено слюняво сентиментальной ерундой А-ля «дождь в лицо», «листья под ногами».

Следующее заседание состоится 25 июня в 11.00, где выступят суд.мед. эксперты с результатами экспертизы ДНК крови, обнаруженной на ноже и одежде Шабалина.


Wednesday, June 6, 2007

Процесс по делу об убийстве Тимура Качаравы – продолжается допрос свидетелей

Сегодня, 6 июня 2007 года на процессе по делу об убийстве Тимура Качаравы продолжился допрос свидетелей. Заседание началось где-то в 11.45 - с обычным опозданием.
В начале заседания, по ходатайству стороны обвинения присяжным были продемонстрированы антифашистские значки и нашивки Тимура, плакат инициативы «Еда вместо бомб» (ЕВБ), диск группы SANDINISTA! (его при этом попросили приобщить к материалам дела). Присяжным была также почти полностью прочитана листовка питерской группы ЕВБ. После этого выступила мать Тимура Качаравы Ирина Анатольевна. Она зачитала текст песни «Из двух зол меньшее», пояснив при этом, какую роль играют тексты в творчестве хардкор-групп. Также была продемонстрирована известная фотография, сделанная Тимуром в Берлине - надпись на стене «don't kill me – I'm in love».
После этого были допрошены три свидетеля. Ключевым было выступление первого (назовём его К.). К рассказал, что 13 ноября 2005 года он шёл с женой на концерт Владимира Кузьмина в БКЗ «Октябрьский». Он стал свидетелем нападения на Тимура и Максима, которое заняло меньше минуты, при этом нападавших, по словам К., было около 20 человек. К. видел как один из них, в котором он позже опознал обвиняемого Сергея Панасова, добивал лежащего на асфальте Тимура – двумя ногами в грудную клетку, в прыжке. К. сбил с ног убегавшего от «Буквоеда» Панасова, но остановить его не смог. К также видел, что нападавшие разбили бутылку об голову Максима, который лежал и прикрывал голову от ударов. Ножей или других предметов в руках убийц он не видел.

Защита неонацистов пыталась подловить К. на несуществующих противоречиях в его показаниях, но К. держался уверенно, и уточнил, что видел всё довольно отчётливо, так как обладает хорошим зрением. Уже возвращаясь с концерта в БКЗ К. снова прошёл мимо места происшествия, где увидел труп Тимура, накрытый простынёй.
Затем выступил второй свидетель. Он подтвердил некоторые показания К., (например о том, как добивали Тимура; Панасова он, впрочем, не опознал), а также сказал, что во время драки слышал выкрики со словом «антифа».
Третий свидетель сообщил, что видел, как один из семерых (по его оценке) нападавших, сидя на Тимуре сверху, наносил ему удары в область головы и шеи, но никаких предметов в руках нацистов он не заметил. После драки он увидел, что Тимур получил ножевые ранения в шею. Драка по его словам продлилась не более 1 минуты.
На суде присутствовали уже знакомые нам два наци-бритоголовых и подруга одного из них, а также застрёманный тип, даже в летнюю жару не снимающий свой чёрный бомбер. Антифашистов было около 25 человек.
СЛЕДУЮЩИЕ ЗАСЕДАНИЯ СУДА
20 июня, 11.00
а также 25 июня, 27 июня (о времени сообщим дополнительно)
Текст составлен участниками антифашистской информационной группы
Контакты: +7 962 713829313

Monday, June 4, 2007

Пятое заседание суда

Сегодняшнее заседание было 5ым по счёту. На нём было зачитано несколько отчётов экспертов и представлены некоторые вещественные доказательства.

1) Первым после начала суда было зачитано заключение эксперта, проверявшего наличие отпечатков пальцев на осколках бутылки и пачке сигарет, доставленных с места преступления. Поскольку на осколках было многократное наслоение и смазывание отпечатков, эксперт признал их не пригодными для идентификации личности.

2) Далее был зачитан отчёт эксперта, задачей которого было установить, есть ли на осколках и пачке сигарет остатки крови и кому она принадлежит и есть на них же частицы кожи. Эксперт признал наличие на пачке сигарет и на некоторых из12 осколков от бутылки наличие крови, принадлежащей Тимуру.

3) Далее был зачитан ещё одно заключение суд мед эксперта о наличие на найденном куске ткани крови, которая так же принадлежит Тимуру Качараве.

4) Четвёртым был зачитан протокол осмотра квартиры Тимура Качаравы. Из общего описания было выделено наличие различных плакатов, наклеек и стикеров антифашистского содержания. Фотографии сделанные на месте осмотра были продемонстрированы суду присяжных. Адвокатом обвинения так же было продемонстрировано то, что было у Тимура на столе и стене (листовки и стикеры).

5) Обвинители зачитали протокол экспертизы одежды и представили присяжным и всем находившемся в зале одежду, которая была в тот день на Тимуре. Трикотажная куртка, чёрного цвета с рисунком на спине и нашивками, джемпер хлопчатобумажный чёрного цвета футболка хлопчатобумажная, джинсы. На вещах были продемонстрированы различные дефекты ткани линейной формы (порезы) и наличие множественных пятен крови. Было зачитано заключение эксперта по проведённой судебной экспертизе вещественных докозательств на наличие крови Качаравы или Згибая, а так же крови подсудимых. В заключении говорилось, что на взятых пробах крови было выявлена кровь Качаравы а так же смешения крови либо подсудимого Московина и Качаравы либо Згибая и Ушакова, но не кровь других подозреваемых или подсудимых лиц.

6) Обвинением так же был зачитан протокол экспертизы одежды Згибая и сама она была продемонстрирована. Так же как и у Качаравы, на одежде были выявлены дефекты ткани линейно формы, а так же многочисленные пятна крови. Был зачитан отчёт врача суд-мед-эксперта по образцам крови, взятым из различных пятен крови на одежде, в котором говорилось о том, что в некоторых пятнах были обнаружены смешения крови. В примесях может быть кровь 3их из подсудимых.

На этом заседание закончилось. В зале остались только обвиняемые и обвинители. Обвинители просили на следующем заседании приобщить к делу диск с песнями и текст песни, а также некоторые фотографии Тимура, просьба в несколько измененной форме были удовлетворена.


Текст составлен участниками антифашистской информационной группы
Контакты: +7 962 7138293
13november2005@gmail.com
http://timurkacharava.livejournal.com/